Новости

Ирина Громозда: Съемки фильма – это как запуск ракеты

Новости
• 16.05.2018

Инфоповодами к беседе с режиссером Ириной Громоздой стали ее новые фильмы: документальная лента о детях переселенцев «Як тебе звати», созданная в соавторстве с режиссером Светланой Залогой, и мелодрама «Верь мне», которую сейчас снимает Ирина…

Имя режиссера Ирины Громозды хорошо знакомо нашим зрителям. «Гречанка», «Женский доктор», «Чудо по расписанию», «Папа Дэн» – проекты, которые она сняла.

15 мая состоялся допремьерный показ документального фильма о детях переселенцев «Як тебе звати», организованный UNICEF Ukraine в рамках кампании «Ти серед своїх».

Проект «Як тебе звати» и стал главным инфоповодом для беседы с режиссером Громоздой. Но не только об этом был наш разговор! Мы говорили о профессии режиссера, о новой четырехсерийной мелодраме «Верь мне», о любви и жизни…

15 мая состоится премьера документального фильма «Як тебе звати» о детях переселенцев. Расскажите, как вы решились взяться за такую непростую и страшную тему...

Я сама вряд ли бы решилась снимать фильм на такую сложную тему, но Полина Толмачева, которая выступила продюсером фильма, решила, что у меня получится – и я всегда буду ей благодарна за эту возможность! На мой взгляд, одна из важнейших черт продюсера в том и заключается, чтобы выхватить в потоке именно тех людей, которые подойдут для определенного проекта. Мы первоначально работали над роликами о детях переселенцев, потом уже появилась и идея фильма...

Без чего не состоялся бы этот проект?

Без людей, которые были со мной с самого начала и очень мне помогли. Это и Андрей Ризванюк, и оператор-постановщик Сергей Крутько, и Юля Васильева, и конечно же мой соавтор, режиссер-документалист Света Залога.

Наверное, детей было найти непросто...

Это правда. Очень много людей нам помогали в поисках. У нас несколько главных героев, но девочка Милана из Мариуполя - особенная. Война многое изменила в ее жизни: ее мама погибла при обстрелах, но закрыла собой дочь. Милана выжила, однако девочке ампутировали ногу. Сейчас ее растит бабушка, они живут очень тяжело, интервью не дают. Удивительно, что Милана как-то сразу к нам пошла, и бабушка не стала препятствовать. Во многом фильм состоялся благодаря ее участию…

Но вообще-то вы снимаете художественные фильмы. Скажите, есть любимые проекты?

Каждый проект особенный и запоминается по-своему. На каких-то ты учишься, на других – отдаешь или теряешь, но в любом случае – это бесценный опыт. Для меня своеобразной инициацией в профессии стала работа над фильмом «Мотыльки», который мы снимали вместе с режиссером Виталием Воробьевым. Как опытный профессионал, он дал мне, второму режиссеру, большую свободу действий. В институте мы получаем теорию, но на практике многое оказывается несколько другим...

Как вы пришли в кино? Ваши родители имеют отношение к профессии?

Ни мама, ни папа никак не связаны с миром искусства. По первому образованию я бухгалтер. Я сама из Крыма, и оказавшись в Киеве, совершенно интуитивно вышла на Институт им. Карпенко-Карого. Но с поступлением опоздала, и мне посоветовали идти осенью на подготовительное отделение. Вот там я встретила своего учителя – Николая Ивановича Мерзликина. Он меня заметил и взял на свой курс. Оглядываясь назад, я понимаю, что поступление в театральный – как цепь невероятные совпадений, которые должны были произойти. Но как говорил мой мастер: «Совпадения? Не думаю!» Единственное но: в институте мне не сказали, что на съемках приходится катастрофически много работать (смеется).

Как выжить режиссеру, ведь он с утра до поздней ночи вдохновляет, поддерживает, работает на полную мощь. И так длится месяц, два, полгода...

На съемках ты как олимпийский чемпион, у тебя все поставлено только на то, чтобы сделать проект и пройти всю дистанцию. Это как запуск ракеты. Крайне важно, чтобы твои силы уходили на фильм. Понятно, что ты не можешь отключиться от жизни, ведь не бывает идеальных условий. Но ты трансформируешь в энергию любые свои эмоции: влюбленность, злость, негодование. На проекте нельзя допустить одного – безразличия, как я говорю «холодного носа».

Как подзаряжаетесь, когда уже сил нет?

У меня свой рецепт: иду к своим «светлячкам» – людям, которые всегда поддержат. Помощь по-разному выражается: кто-то просто обнимет, кто-то выслушает или скажет добрые слова. И обычно на проекте всегда находятся такие единомышленники: со многими я перехожу от одного фильма к другому или интуитивно выхожу на них. На площадке все делают люди с горячими сердцами. Как только на съемках появляется эго – актерское, режиссерское, операторское – все, магия заканчивается.

Каково это – быть режиссером в Украине?

Не знаю, мне не с чем сравнить.

Мне кажется, трудно пробиваться и доказывать, что ты можешь...

А не надо никому ничего доказывать. Если ты не способен рассказать историю, сотворить нечто новое – этот проект от тебя уйдет. Моя задача как режиссера – привнести в фильм свои авторские ощущения, дать интересный ракурс. И мне везет на продюсеров, которые доверяют, с которыми мы совпадаем.

А компромиссы...

Они необходимы (смеется). Чтобы сохранить себя и свою территорию, нужно четко понимать: какое кино мы хотим получить. Очень многое зависит от понимания материала режиссером и продюсером. И чем глубже это понимание – тем больше возможностей.

А давайте поговорим о самом свежем вашем сериале «Верь мне». Наверное, на съемках было много интересных историй?

Конечно! Когда ищешь актера на главную роль, отдаешь сцену на пробы, и это рассылается агентам актеров или их представителям. Так вот: актриса Катя Рябова на следующий день после рассылки прислала свои пробы. Я открываю ее видео и понимаю: актрису на главную роль мы уже нашли. В ней есть именно та энергия, которая нужна в этой истории. По сюжету, героиня переживает сильное потрясение в жизни, после чего собирает себя по кусочкам. Но она сильная – и эта внутренняя духовная сила очень видна в актрисе, она словно светится изнутри. Конечно, я просмотрела пробы других актрис, но Катя оказалась лучшей. Вот так ее с первого взгляда и утвердили...

А то, что исполнитель главной мужской роли, актер Дмитрий Пчела – муж Кати, вы знали?

Это случайно получилось. Мы точно не ставили цель брать на главные роли мужа и жену. Но этот факт сыграл в нашу пользу: актерам не понадобилось знакомиться, узнавать друг друга, притираться.

А вторая история о кастинге...

О нашем самом маленьком актере Дане Лакозе, которого мы нашли в последний день. Сначала мы утвердили другого малыша. Но оказалось, что в период съемок ему надо уехать. И мы в экстренном порядке начали просматривать мальчиков. И среди всех 30 детей привлек внимание Даня – просто прямое попадание в десятку. Он при этом и похож на своего экранного отца.

Скажите, что для вас первостепенно – семья или карьера?

В моей жизни уже давно все подчинено работе. У меня пока нет детей, и именно потому что я не представляю, как рождение ребенка можно совместить с профессией. Работа, съемки требуют огромных энергетических затрат, и пока я сделала выбор в пользу кино. Знаете, когда бывают долгие паузы между проектами, невольно начинаешь режиссировать собственную жизнь... Скажу, что лучше этого не делать.

Раз уж все подчинено работе, расскажите, о каком фильме мечтаете. Представьте, что вам дают идеальные условия – какой фильм вы снимете?

Если бы у меня был ответ на этот вопрос – я бы уже работала над таким фильмом. Потому что все приходит тогда, когда должно прийти. Я не верю людям, которые жалуются, что им мешают: думаю, у них самих нет готовности что-то делать. Моя позиция простая: все могу и все хочу. Существуют знаковые фильмы для разного времени – это «Асса» Сергея Соловьева или «Брат» Алексея Балабанова. Но я пока не вижу героя сегодняшнего дня. Возможно, это будет фильм о простом человеке, совсем не героическом... 

Беседовала Татьяна Постольникова